?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry



У людей, сделавших аборты, встречается так
называемый постабортный синдром, связанный с тяжелыми переживаниями по
поводу сделанных в прошлом абортов. Врачи и психологи спорят о том, что
это за явление и насколько точен сам термин, постабортный синдром,
безусловно, существует. С одной стороны, сам по себе аборт является
сильным стрессом, с другой – от ребенка нельзя избавиться, так или
иначе, даже убитый, он остается связан с родителями некими невидимыми
духовными связями. Большое заблуждение считать, что можно «избавиться от
ребенка»: это невозможно. С самого момента зачатия он существует и в
материальном, и духовном мире, в последнем – навсегда. Поэтому чем
раньше мать осознает это, тем лучше это будет ля примирения с Богом, с
убитым ребенком и своей совестью. Но самое лучшее – не совершать такой
роковой ошибки, как аборт и помочь другим не делать этого.



Предлагаю вашему вниманию отрывок из
японской прозы XVII века, который описывает моральные страдания
65-летней женщины, торговавшей в молодости своим телом. Японский
писатель, Ихара Сайкаку, пишет от лица одинокой, брошенной, без средств к
существованию героини, которая подходит к концу своей жизни и у нее нет
даже денег купить дров. Она сжигает полки в комнате, чтобы согреться,
пьет один кипяток и вдруг видит снаружи своей хибарки множество
окровавленных младенцев. К своему ужасу она насчитывает их около сотни и
начинает понимать, что это ее дети, загубленные в течение жизни. Дети
просят ее посадить к себе на спину, в отчаянии и раскаянии блудница
просит «бога грома» убить ее и хочет покончить жизнь самоубийством.
Раскаиваясь в содеянном, женщина представляет, каке было бы счастье,
если все эти дети могли родиться и в тот самый момент видение исчезает.


Меня так все возненавидели, что мне
стало тягостно там оставаться. Я покинула должность управительницы и
поселилась на далекой окраине города, в Тамацукури, где стоят только
жалкие домишки. В них даже лавок нет. Я поселилась в хибарке на
задворках, куда пускали жильцов. Там было так пустынно, что среди белого
дня носились летучие мыши.


У меня не оставалось никаких сбережений,
и мне быстро пришлось распродать свои немногие наряды. Я не могла
купить себе даже топлива и сожгла все полки в комнате. Вечером пила один
кипяток. Чтобы как-нибудь утолить голод, мне оставалось только грызть
жареные бобы.


Когда ночью во время грозы раздавался громовой раскат, заставлявший трепетать всех остальных людей, я молила бога грома:


О, если ты не лишен сострадания, лети ко мне, схвати меня и убей! Жизнь мне в тягость. Опостылел мне этот бренный мир!


Я уже считала себе шестьдесят пять лет
от роду, но люди уверяли, что на первый взгляд можно дать мне лет сорок с
небольшим. Женщины маленького роста с тонкой кожей лица долго выглядят
моложавыми. Но меня это не особенно радовало.


Однажды, перебирая в памяти греховные приключения своей молодости, я выглянула из окошка, и что же я увидела!


Под окном толпилось множество
младенцев. На голове у них были надеты шапочки из листьев лотоса, а ниже
пояса они были измазаны кровью. Счетом их было девяносто пять или
шесть, и все они, плача, еле внятно лепетали: «Посади на спину!»
(Прим: Детей в Японии матери носят на спине).


Ах! Это, верно, те самые убумэ, (Прим: призраки женщин, умерших во время родов) о которых ходит столько страшных рассказов!


Я в ужасе глядела на них, а они стали хором упрекать меня:


О жестокая, бессердечная мать!


«Так это, значит, дети, которых я в
свое время выкинула,— с душевной болью подумала я. — О, если бы я
благополучно вырастила своих детей, у меня сейчас была бы семья
многочисленнее клана Вада!
(Прим:
Вада Ёсимори (1147-1213), легендарный японский военачальник,
предводитель многочисленного клана, состоявшего из 93 семейств)
Какое
это было бы счастье!» — вспоминала я с тоской и раскаянием о
невозвратном прошлом. Скоро призраки стали таять и исчезли бесследно.


Потрясенная до глубины души, я решила
немедля положить конец своей жизни… Но увы! Настал рассвет, а я, к
своему горю, все не в силах была проститься с этим миром…


История любовных похождений одинокой женщины Ихара Сайкаку японский писатель (прозаик, поэт, драматург (1642-1693)


Автор очень реалистично описывает
постабортный синдром, это чувство отчаяния, вплоть до мыслей о
самоубийстве. Постабортный синдром встречается и в нашей жизни и важно
вовремя и правильно понять причину этой тревоги. Сочинение
автора-язычника, очень живописно и реалистично, но от него веет духом
безнадежности и желания быстрее забыть наваждение. Христианское
отношение к подобным переживаниям отличается не чувством безысходности, а
надеждой в бесконечное милосердие Божие.


М. Обухов


© life.orthomed.ru

Profile

аборт эмбрион зародыш
o_megas
o_megas

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Lilia Ahner